7 января по всей Франции стартовали продажи нового романа Мишеля Уэльбека Submission («Подчинение»). Действие книги происходит в недалёком будущем, после 2022 года, когда, испугавшись прихода к власти ультраправой Марин Ле Пен, французские избиратели доверяют президентское кресло вымышленному политику-мусульманину Мохаммеду бен Аббасу. Новый президент республики запрещает женщинам работать и появляться на людях без хиджаба, в университетах изучают Коран, а от былых леволиберальных свобод не осталось и следа.

 

В этот же день в редакцию парижского сатирического журнала Charlie Hebdo ворвались двое человек в масках и с криками «Аллах акбар!» расстреляли всех, кто в ней находится. На данный момент 12 журналистов мертвы, ещё четверо находятся в больницах в крайне тяжёлом состоянии. У исламистов были давние счёты с Charlie Hebdo — журнал не раз публиковал карикатуры на арабских фундаменталистов, делал номер с пророком Мохаммедом в роли «гостевого редактора» и в день нападения поставил на обложку карикатурный портрет лидера «Исламского государства» Аль-Багдади. Несколькими днями ранее обложку журнала украсила и карикатура на самого Уэльбека, который в образе подряхлевшого волшебника обещал в 2022-м блюсти Рамадан. 

Как и Charlie Hebdo, Мишель Уэльбек никогда особо не стеснялся высказываться на «опасные темы». Причины не любить одного из самых успешных французских писателей последних двух десятилетий есть примерно у всех: в своих книгах и интервью Уэльбек чихвостит как блаженных сынов 1968-го, так и бездушный неолиберализм. Регулярно достаётся и всевозможным формам религиозности — француз одинаково скептически относится и к новым культам, и к традиционным авраамическим религиям. Ислам он считает наиболее опасной и радикальной формой монотеизма, о чём не раз заявлял напрямую и через своих героев. 

7 неприличных высказываний Мишеля Уэльбека об исламе . Изображение № 1.

«Подчинение»

Мишель Уэльбек

 

«Я не просто не уважаю ислам, я его скорее ненавижу. На Синае, где Моисей получил свои десять заповедей, у меня случилось откровение. Внезапно я ощутил полное неприятие всех монотеистических религий. Я сказал себе: „Чтобы верить в единого бога, надо быть полным кретином, другого слова и не подобрать“. И глупейшей из всех этих религий является ислам».

«Когда читаешь Коран, впадаешь в депрессию. Библия, по крайней мере, красиво написана, у евреев есть талант к литературе».

«У меня есть остаточная симпатия к католичеству, из-за его политеистического аспекта. И всех его произведений искусства, церквей, картин, скульптур, витражей».

«Ислам с самого начала является опасной религией. К счастью, он обречён. Во-первых, потому что бога не существует, и даже полный идиот это в конце концов понимает. В конечном итоге на долгой дистанции правда восторжествует. Во-вторых, ислам разрушается под натиском капитализма. Остаётся лишь пожелать ему (капитализму) полной победы».

«Материализм — это меньшее зло, чем ислам. Его ценности отвратительны, но всё же не так деструктивны и не так коварны, как у ислама».

«Я никогда не демонстрировал ни малейшего презрения по отношению к мусульманам, но испытываю ровно такое же презрение к исламу, которое всегда испытывал».

«Я видел множество арабских туристов в Бангкоке. Когда мы говорим об исламе, мы сразу думаем о судьбе женщин в этой религии. Но в арабских странах есть и куча неверующих мужчин, которым приходится постоянно жить в лицемерии. Когда они приезжают в Таиланд, то они ищут всевозможных удовольствий куда неистовее, чем жители западных стран».