«Микродозирование» — восходящий тренд среди любителей психотропных веществ, который заключается в приёме минимальных доз наркотика. Так потребитель не испытывает характерные галлюцинации, сильное расширение сознания и прочие сеансы с потусторонним миром в пользу менее очевидных симптомов, в частности улучшенного настроения и сфокусированного внимания. В разделе Reddit, посвящённом этому явлению, уже больше девяти тысяч подписчиков, которые ищут замену риталину, аддеролу и другим легальным методам борьбы с синдромом СДВГ. 

Издание Marie Claire неожиданно выпустило большой материал о женщинах, которые пользуются микродозами психоделиков, чтобы преуспеть в работе и личной жизни. Мы приводим истории трёх героинь текста и небольшой комментарий учёного о том, насколько это вообще возможно. 

Текст: Степан Нилов

Предупреждение: Распространение наркотических средств на территории Российской Федерации запрещено законом. 

«Если бы это было легально, я бы продолжила»: Женщины об эффектах микродоз ЛСД на работе. Изображение № 1.

Карен Смит, 32

аспирант, фрилансер  

Проработав десять лет в IT-стартапах, Карен со своим мужем переехала в Чикаго, где поступила в аспирантуру. Помимо учёбы, она уделяет работе по консультированию компаний 10–30 часов в неделю. В конце прошлого года суровые реалии среднезападной американской зимы и попытка бросить курить расшатали состояние Карен настолько, что настроение ей стала поднимать только трава. Она начала искать другие способы справиться с хандрой. 

Смит наткнулась на Reddit-ветку, где обсуждались эффекты микродозировок. В итоге муж Карен купил у друга грибов, раскрошил их в дробилке для специй и расфасовал по желатиновым капсулам: 10 микрограммов себе и 5 микрограммов жене — дозы, которые настолько малы, что не должны провоцировать трип. Пара выпивала по таблетке раз в несколько дней на протяжении четырёх с половиной месяцев — всю зиму и начало весны. При этом Карен действительно не испытывала галлюцинаций: цвета не переливались, а форма окружающих объектов не менялась. «Это даёт свежий взгляд на вещи, — рассказывает Карен, — помогает в программировании, алгоритмических расчётах. Я стала намного более продуктивной и мотивированной. Ментальные барьеры, из-за которых раньше я ничего не могла сделать, пропали».  

   

Айелет Вальдман, 52

автор The New York Times, экс-юрист 

Вальдман долгое время страдала от предменструального дисфорического расстройства — формы ПМС с симптомами депрессии. Врачи прописали ей антидепрессанты, которые она принимала каждый раз за неделю до начала месячных. Когда у неё началась пременопауза, предугадать менструацию стало намного сложнее, а одновременно Айелет узнала о побочных эффектах своих лекарств — вплоть до связи прописанного ей антидепрессанта с болезнью Альцгеймера. Тогда Вальдман начала искать другие способы избавиться от регулярных депрессий и, прочитав про микродозирование, ради эксперимента попробовала месяц употреблять ЛСД, несмотря на своё отвращение к наркотикам такого типа. 

«Я думала, что если на свете был бы всего один человек, склонный к бэд-трипам, то им была бы именно я, — говорит Вальдман. — У меня буквально во время завтрака может случиться плохой приход, мне даже наркотики для этого не нужны». 

Перед тем как решиться на эксперимент, Айелет подробно изучила всевозможные мифы и факты про псилоцибин и в итоге пришла к выводу, что «если брать наркотики, то ЛСД кажется самым безопасным, а процент смертности от него ближе к марихуане, нежели героину».

Вальдман также посоветовалась с психологом Джеймсом Фадиманом, автором колонки про микродозирование в «Гиде исследователя психоделиков» — практическом пособии по психоделикам, которое вывело термин «микродозировка» в мейнстрим наркокультуры.

Вальдман была поражена результатами: настроение стало проще регулировать, а проблемы в браке переживались не с таким трудом. Её дети (которым она сказала, что пробует новое лекарство) также оценили результаты эксперимента. «Я не так часто слетала с катушек, — вспоминает она. — [В 2009 году] я написала книгу под названием „Плохая мать“. Если бы я тогда была на микродозировках, книга бы называлась „Удивительно спокойная, отзывчивая мать“».

Спустя месяц Айелет прекратила принимать ЛСД: «Я перестала пользоваться микродозами, потому что это нелегально. Если бы это было легально, я бы продолжила».

«Во мне появилось чувство спокойной гипомании, причём без раздражительности, которую мне давал аддерол. Ты как бы теряешь чувство времени, потому что ты настолько погружаешься в работу… Я написала книгу всего за месяц!» — рассказывает Вальдман об эффектах минимальных доз. По результатам эксперимента она написала книгу под названием «Очень хороший день: Как микродозировки повлияли на моё настроение, мой брак и мою жизнь», которая выйдет в январе этого года. Один из тезисов — регулярное употребление психоделиков может оттолкнуть тех, кто наслушался историй из 1960-х про верующих в своих летательные способность хиппи, прыгающих с крыш, однако микродозировки существуют уже достаточно долго: швейцарский химик Альберт Хофманн, которые впервые синтезировал ЛСД в 1938-м, умер в 102 года, а до конца жизни он якобы употреблял своё изобретение микропорциями.

   

Кэтрин Дин, 26 лет

менеджер по продажам

«Это исследование для меня ещё продолжается», — рассказывает Кэтрин Дин, менеджер по продажам в маркетинговом стартапе из Сан-Франциско, которая принимает микродозы уже больше полугода — в начале года она поняла, что хочет улучшить свои коммуникативные способности. Дин как раз услышала от знакомых, что этот способ развивает участливость в общении. 

В ходе эксперимента она ведёт подробный дневник, в котором фиксирует весь опыт, вплоть до записей вроде «стало тепло в животе» и «чувствовала себя немного косолапой, пока готовила». Кэтрин выписывает плюсы («повышенная экстравертность», «поднятое настроение») и минусы («моторные навыки немного затупились», «внимание стало более рассеянным» — вопреки показаниями других адептов тренда).

Несмотря на это, эффективность на работе у Дин не пострадала, а даже наоборот: она начала делать по 120 звонков в день, продавая софт маленьким компаниям, а количество продаж в день увеличилось на одну-две. По словам Кэтрин, псилоцибин помог ей по надобности менять маски во время общения с клиентами: например, она подсознательно говорила более наивным девичьим голосом, общаясь с покупателями постарше. «Когда я на микродозах, креативность улучшается, — объясняет она. — Я лучше читаю людей, мне намного легче с ними общаться». О своей привычке Кэтрин рассказала почти всем, кроме её босса: друзьям, коллегам и даже матери.

 

Национальный институт США по борьбе со злоупотреблением наркотическими средствами предупреждает, что о долгосрочных эффектах употребления психоделиков практически ничего не известно вне зависимости от дозы. 

Мэттью Джонсон, исследователь, специализирующийся на психоделиках, подчёркивает, что микродозу сложно определить: так как ЛСД запрещён, это, по сути, уличный наркотик, который могут смешивать с неизвестными веществами, тем самым влияя на его мощность. Поэтому теоретически неожиданный трип может случиться прямо посреди рабочего совещания.

Учёный также подчёркивает, что сознание меняется даже при малейших дозах: «Люди говорят о роли микродоз в повседневной жизни… а ведь это подразумевает в том числе вождение и принятие важных решений на работе».

Джонсон завершает свою мысль на том, что научного подтверждения пользы микродоз не существует: «Про позитивные эффекты нам ничего не известно. Да, они возможны, но меня пока ничего не убедило. Тренд микродозировок во многом обусловлен эффектом плацебо».

 

Предупреждение: Распространение наркотических средств на территории Российской Федерации запрещено законом. 

Изображения: «Википедия», Flickr.com/photos/fei_company, Pixabay.com 12